Признание объекта недвижимым имуществом судебная практика

Отнесение объектов к движимым или недвижимым: ФНС выпустила обзор судебных споров — Audit-it.ru

Признание объекта недвижимым имуществом судебная практика

Правда, некоторые из перечисленных службой дел, выигранных налоговиками, с июля прошлого года не показательны. Но есть и полезная информация, например, о квалификации неотделимых улучшений.

ФНС сделала еще один обзор судебной практики, касающейся отнесения имущества к движимому или недвижимому (письмо от 20 апреля 2020 г. № БС-4-21/6581@).

Поля, заборы и трубы

Несколько постановлений ВАС, включая от 26.01.2010 N 11052/09, позволяют не относить к недвижимости (облагаемой налогом на имущество) такие объекты как футбольное поле, земляная насыпь на песчаной подушке, а Минфин в 2018 году распространил этот подход и на поле для гольфа.

Так что оборудование таких полей – дренажи, дорожки, трава и другое – относится к улучшениям участка, а не формируют на этом участке объект самостоятельный недвижимости.

Рассматривая вопрос о наличии объекта налогообложения налогом на имущество, суды должны разобраться, привели ли строительные работы к появлению объекта, отличного от собственно самого участка, хотя и прочно с ним связанного.

ФНС не упомянула, но ранее Минфин приводил другие судебные дела, по которым недвижимостью не являются также замощение, бетонные площадки, асфальтовые покрытия спортплощадок – все это относится к улучшениям участка.

В одном из писем ФНС ранее уже упоминалось постановление президиума ВАС от 24.09.2013 № 1160/13: право собственности может быть зарегистрировано лишь на то, что способно выступать в гражданском обороте в качестве отдельного объекта гражданских прав.

Предметом спора была регистрация прав на ограждение. Оно не имеет самостоятельного хозяйственного назначения, не является отдельным объектом гражданского оборота, выполняет лишь обслуживающую функцию, указал ВАС.

Так что даже прочная связь с землей не позволяет считать забор самостоятельным объектом недвижимости.

Трубопровод же, напротив, относится к недвижимости, указали суды, рассматривая дело № А40-98958/2016. Два года назад ФНС уже рассылала соответствующее постановление своим подчиненным.

Добавим: один из прежних обзоров ФНС проливает свет на квалификацию кабельной линии, а Минприроды прошлой осенью объяснило, что такое берегоукрепление.

Свежий взгляд

Рассматривая дело № А05-1595/2017, суды признали трансформаторную подстанцию недвижимым имуществом, напомнила ФНС. Однако служба теперь почему-то забыла, что это дело уже не показательно: более позднее определение ВС № 307-ЭС19-5241 по делу № А05-879/2018 относит трансформаторную подстанцию к “движке”.

Кстати, в этом определении ВС повернул судебную практику в пользу налогоплательщиков и в другом аспекте.

ВС указал, что оборудование может относиться к недвижимости, только если предназначено для обслуживания здания.

Даже если вынос техники, встроенной в отдельно стоящее здание, невозможен без вреда для него, это не делает ее недвижимой. Спор касался производственного цеха. Решение вынесено в июле 2019 года.

Этот судебный акт ФНС упоминала ранее в одном их подобных обзоров, включила его и в новое письмо, однако почему-то не придала ему значения в качестве поворотного момента в судебной практике.

Сомнительные примеры

Следующий вошедший в новый обзор спор ранее службой не упоминался, и сейчас, наверное, не актуален – ведь решение было принято еще до названного “эпохального” определения ВС.

Речь идет о споре по делу № А29-4430/2018, в котором оспаривалось отнесение к недвижимости оборудования тепловой электростанции (включая котел водогрейный, бак аварийного слива, системы канализации, кондиционирования, дымовую трубу, очистные сооружения и многое другое), а также общеплощадочных сооружений (без учета тротуара).

Несмотря на то, что налогоплательщик утверждал, что многие из спорных объектов крепятся к фундаментам анкерными болтами, то есть, могут быть легко демонтированы без вреда, суды приняли сторону налоговиков и отнесли спорные основные средства к налогооблагаемой недвижимости.

По делу № А42-539/2017 суды признали правомерным доначисление налога на имущество на остаточную стоимость палубных кранов – они входят в сложный имущественный комплекс.

По еще одному делу (№ А12-14902/2018) мы ранее освещали другой эпизод, но там было еще и об отнесении объектов к недвижимости.

Суды решили, то оборудование котельных не может полноценно и самостоятельно функционировать вне специализированных зданий, а использование помещений котельной по назначению невозможно в случае демонтажа газового оборудования (котлов).

Так что – все это наречено недвижимостью. Это было также еще до того, как ВС вынес решение по делу № А05-879/2018, а теперь, учитывая его, суды могли бы принять и другое решение.

Редкое везение станет регулярным

Впрочем, и до того самого решения ВС судебная практика иногда поворачивалась к налогоплательщику лицом.

Например, суды решили, что не являются недвижимостью выпарные аппараты, кристаллизаторы, элеватор, аппарат диффузионный – объекты, связанные с землей и участвующие в едином техпроцессе переработки сахарной свеклы.

Налоговики обложили их налогом, но суды (дело № А36-12764/2017) приняли во внимание экспертные заключения о том, что объекты можно демонтировать и установить на новом месте без вреда.

Также суды указали на разницу между понятиями “сооружение” (к которым отнесены спорные объекты) и “недвижимость”. Причем, ту же аргументацию, что и по предыдущему делу (завод не может работать без названного оборудования, а оно – без здания завода) суды повернули в этот раз в пользу налогоплательщика.

Судебные акты по делу № А41-19566/2015 показали, что высокостеллажные конструкции не являются частью производственно-складского комплекса и обоснованно учтены фирмой как производственное оборудование.

На радость налоговикам эти конструкции строились по проекту, и для их возведения потребовалась разрешительная документация. Объект имеет общий с недвижимостью фундамент, стеллажные конструкции выполняют роль несущего каркаса, то есть объект имеет прочную связь с землей, его невозможно демонтировать, думали налоговики.

Однако суды все же увидели возможность демонтажа и отнесли спорные конструкции к необлагаемой налогом “движке”.

Теперь подобные вопросы будут решаться более единообразно.

Пример тому – дело, при рассмотрении которого рыбную фабрику, холодильное оборудование, вертикальные плиточные морозильные аппараты, упаковочный комплекс, гидролокатор, установленные на судне, суды отнесли к “движке”, поддержав налогоплательщика (дело № А05-5074/2019). При этом суды сослались на упомянутую выше позицию ВС по делу № А05-879/2018.

Неотделимые улучшения

Насчет капвложений в арендованное имущество ФНС и раньше была уверена: это – недвижимость, точнее, ее неотъемлемая составная часть. Соответственно, налогом улучшения облагаются. Минфин уточнил: если улучшена недвижимость (в том числе, облагаемая по кадастровой стоимости) – да, налог есть. Если – то, что к недвижимости не относится, то налога не будет.

Сейчас к этому “подтянули” и судебный пример. По делу № А29-14394/2018 решение вынесено в апелляции в декабре прошлого года, но дело еще не окончено – подана кассационная жалоба, на 26 мая назначено рассмотрение окружным судом.

Организация арендовала у города здание школы 1948 года постройки в непригодном для эксплуатации состоянии, провело там перепланировку и капремонт, в результате чего увеличилась площадь здания.

Теперь оно используется для санаторного лечения и реабилитации работников организации. То есть – изменилось назначение здания. В бухучете фирмы появился объект “неотделимые улучшения”, их стоимость и была обложена налогом на имущество.

С этим – с учетом всех особенностей – согласилсь и суды. Но – помним, что еще предстоит кассация.

Кроме того, не известно, что решили бы суды, если назначение здания не изменилось, и площадь не увеличилась. То есть, вряд ли можно это дело применить к случаям, когда арендатор лишь поставил пару перегородок и покрасил стены.

К чему есть шанс не “прикрутить” позицию вс

Этим же решением подтверждена позиция налоговиков и по второму эпизоду дела – оборудование газопоршневой теплоэлектростанции, смонтированное на стальных рамах на фундаменте, закрытое готовыми блоками (с минимальным объемом строительно-монтажных работ “на месте”), отнесено к недвижимости как составная часть самих электростанций. В данном случае суды сочли неприменимой “историческую” позицию ВС по делу № А05-879/2018, ведь как объект недвижимости строилась именно электростанция, а не ее здание как таковое (куда отдельно могло бы быть вмонтировано оборудование). 

ФНС об этом эпизоде в своем обзоре не рассказала, и странно – могла бы и похвастаться победой. Правда, опять же, есть смысл подождать решение кассации, прежде чем делать выводы.

Источник: https://www.audit-it.ru/news/account/1012340.html

Часть V. Деление имущества на движимое и недвижимое: позиция судов, позиция налоговой

Признание объекта недвижимым имуществом судебная практика

Как бы ни казалось очевидным, что налог на недвижимость распространяется на недвижимое имущество, на практике налогоплательщики, представители налоговых органов и суды сталкиваются с большими трудностями в определении этого самого недвижимого имущества.

Дискуссия о делении имущества на движимое и недвижимое имеет многовековой характер, однако в последнее время стала особенно актуальной из-за исключения в 2019 году из состава объектов налога на имущество организаций движимого имущества. Определение недвижимости стало решающим.

Дело в том, что НК РФ не раскрывает понятие «недвижимое имущество» для целей налогообложения, поэтому в статье 11 отсылает нас к другому законодательству – гражданскому.  Так, согласно статье 130 ГК РФ к недвижимости относятся:

  • земельные участки;
  • участки недр;
  • все прочно связанные с землей объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе здания, сооружения и ОКС.

При этом законодатель отдельно называет воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, помещения и машино-места и уточняет, что законом недвижимым может быть признано и иное имущество.

В настоящее время в силу прямого указания в законе недвижимостью являются единые недвижимые комплексы, линии связи[1] и космические объекты[2].

Кроме того, статья 131 ГК закрепляет необходимость государственной регистрации прав на недвижимое имущество.

Как мы видим, понятие недвижимого имущества толком не определено: оно раскрывается только методом перечисления конкретных объектов, а из качественных характеристик приводится только связь с землей и государственная регистрация (запись в ЕГРН). При этом, движимое имущество определяется остаточным методом: все, что не относится к недвижимости, признается движимым.

В результате решение вопроса об отнесении конкретного имущества к движимому и недвижимому часто осуществляется в судебном порядке в спорах между налогоплательщиками и налоговыми органами. А наиболее спорными уже традиционно являются промышленные объекты, производственное оборудование, линейные объекты и площадки.

 

Позиция ФНС России об отнесении имущества к недвижимости

Хоть Федеральная налоговая служба РФ и не является законодательным органом власти, но кто сможет ее упрекнуть в нежелании позаниматься нормотворчеством в налоговой сфере? Вопрос про недвижимость налоговая тоже не обошла стороной.

В своих информационных письмах[3] налоговые органы ссылаются на ГК РФ, Федеральный закон от 30.12.2009 № 384-ФЗ «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений», Общероссийский классификатор основных фондов ОК 013-2014 (далее- ОКОФ ОК 013-2014) и отмечают следующие признаки недвижимого имущества:

  • Государственная регистрация прав на недвижимое имущество в ЕГРН.

Однако это не является обязательным и исключительным условием для признания объекта недвижимым. На это особое внимание обратил ВС РФ в пункте 38 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.

2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», указав, что по общему смыслу статьи 130 ГК РФ объект относится к недвижимости в силу прямого указания в законе или благодаря своим природным свойствам.

Следовательно, приоритет отдается природным и функциональным признакам объекта, а не факту регистрации, как государственному признанию объекта недвижимости в качество такового.

В обратной ситуации, когда объект не является недвижимостью, но зарегистрирован и поставлен на государственный кадастровый учет, все сложнее.

Так, есть примеры, когда суды используют нормативисткий подход и ставят во главу угла именно регистрацию объекта, а не его природные характеристики. Отказ в снятии «ошибочных» объектов с кадастрового учета обосновывается тем, что в Федеральном законе от 13.07.

2015 № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости» подобный случай не признается ошибкой и не указан в качестве основания для снятия объекта с учета и прекращения регистрации прав[4].

С другой стороны, есть примеры, когда суды удовлетворяют требования о признании права собственности отсутствующим на объекты, которые не обладают природными и функциональными признаками недвижимости, несмотря на их регистрацию в качестве таковых[5], или поднимают вопрос о законности такой регистрации[6].

  • Объект является недвижимостью или входит в состав недвижимости согласно ОКОФ ОК 013-2014 (например, внутренние коммуникации здания, встроенные котельни) и ч. 2 ст. 2 Федерального закона от 30.12.2009 № 384-ФЗ «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений».
  • Объект входит в состав имущественного комплекса, функционирование которого невозможно без него.
  • Объект создан в установленном законом порядке как недвижимость, то есть имеются все проектные, технические и разрешительные документы, которые доказывают его прочную связь с землей и невозможность перемещения без несоразмерного ущерба[7].
  • Объект сконструирован таким образом, что последующая разборка, перемещение и сборка на новом месте не предполагается;
  • Объект обладает самостоятельными экономически полезными свойствами независимо от земельного участка и других объектов недвижимости.
  • Объект расположен на монолитном железобетонном фундаменте или специально созданных для него эстакадах.
  • Объект связан с другими объектами недвижимости подземными коммуникациями.

Недвижимость, или нет? Только суд решит

Признание объекта недвижимым имуществом судебная практика

Александр Зрелов

Президент отделения Верховенства права и развития International Informatization Academy, к. ю. н.

специально для ГАРАНТ.РУ

Концепция разделения вещей на движимые и недвижимые применялась еще во времена классического Римского гражданского права (III век до н. э. — III век н. э.).

На современном этапе нередко признается, что именно недвижимость формирует центральное звено всей системы рыночных отношений. Недвижимость – основа национального богатства страны.

Объекты недвижимости не только важнейший товар, но одновременно и капитал в вещевой форме, приносящий доход.

Казалось бы, за исчисляемую тысячелететиями историю развития данного правового института все основные его элементы должны быть уже досконально проработаны. Но современная правоприменительная практика показывает, что это далеко не так.

Как это ни странно звучит, но даже вопрос о том, является ли конкретный объект недвижимостью или нет, может вызвать затруднения у специалистов.

Шансы успешного судебного оспаривания экспертных заключений по таким вопросам достаточно велики, но и сама судебная практика также противоречива.

Нормативную основу для разграничения объектов гражданских прав на движимые и недвижимые в России устанавливает ст. 130 ГК РФ.

За прошедшие 25 лет с момента вступления в силу части первой ГК РФ в эту статью неоднократно вносились уточнения и дополнения (одно из последних было внесено Федеральным законом от 3 июля 2016 г. № 315-ФЗ).

Вместе с тем, можно также и признать, что за прошедший период кардинальных изменений в установленных этой статьей принципах разграничения движимых и недвижимых вещей не произошло.

Напомним, что согласно данной статье:

“К недвижимым вещам (недвижимое имущество, недвижимость) относятся земельные участки, участки недр и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе здания, сооружения, объекты незавершенного строительства.

К недвижимым вещам относятся также подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания. Законом к недвижимым вещам может быть отнесено и иное имущество.

К недвижимым вещам относятся жилые и нежилые помещения, а также предназначенные для размещения транспортных средств части зданий или сооружений (машино-места), если границы таких помещений, частей зданий или сооружений описаны в установленном законодательством о государственном кадастровом учете порядке”.

Вроде бы все достаточно понятно и четко изложено.

Хорошо, тогда проверьте себя, и попробуйте на основе изложенных правил дать однозначный ответ, являются ли движимыми или недвижимыми вещами такие объекты как: автомобильные дороги и железнодорожные пути, автостоянки и открытые складские площадки, торговые павильоны и ангары, трубопроводы, опоры освещения, сооружения связи (например, базовые станции сотовой связи), капитальные и некапитальные ограждения земельных участков, спортивные поля стадионов, и, даже, объекты размещения различных отходов.

На бытовом уровне с проблемой отнесения конкретного объекта к движимому или недвижимому имуществу могут столкнуться собственники гаражей, дачных домиков и некоторых иных хозяйственных построек (например, сараев, хозблоков, теплиц и т.п.)
Согласитесь, ответ на поставленный вопрос оказался не таким легким, как казалось вначале?

Но и на этом проблема не заканчивается.

Как показывают материалы современной правоприменительной практики, даже владельцы упоминаемых в ст. 130 ГК РФ зданий, строений и сооружений, конструктивно “прочно связанных с землей” и поставленных на государственный учет именно как объекты недвижимости, все равно рискуют получить судебное решение, по которому их объект будет признан движимым имуществом.

Дело в том, что современная правоприменительная практика не признает какой-либо из упоминаемых в ст. 130 ГК РФ признаков в качестве определяющего и первостепенного при отнесении объекта к недвижимости.

Понятие объекта недвижимости является правовой категорией, определяемой совокупностью признаков (Определение ВАС РФ от 23 июля 2013 г. № ВАС-9767/13 по делу № А42-4761/2011).

Как было отмечено в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. № 25, вещь является недвижимой либо в силу своих природных свойств (абз. 1 п.1 ст. 130 ГК РФ), либо в силу прямого указания закона, что такой объект подчинен режиму недвижимых вещей (абз. 2 п. 1 ст. 130 ГК РФ).

Собственные позиции о том, что следует, а что не следует признавать недвижимостью, также содержат ведомственные ненормативные разъяснения Минэкономразвития России (например, Письмо от 21 марта 2019 г. № Д23и-8958), Росреестра (письмо от 23 апреля 2014 г. № 14-исх/04566-ГЕ/14), ФНС России (письмо от 30 июля 2019 г. № БС-4-21/14997).

Однако следует помнить, что возможность отнесения объекта к сооружениям для целей бухгалтерского, статистического или иного учета не может рассматриваться как основание для признания данного объекта недвижимым имуществом как объекта гражданских прав (например, постановление ФАС Северо-Западного округа от 2 марта 2007 г.

по делу № А13-3729/2006-29).

На современном этапе достаточно распространенным является мнение, что главным признаком недвижимости являются именно такие конструктивные решения объекта строительства, которые подтверждают наличие его прочной связи с землей и невозможность перемещения без несоразмерного ущерба его хозяйственному назначению. Однако не все объекты прочно связанные с землей могут считаться недвижимым имуществом (определение ВАС РФ от 24 июня 2013 г. № ВАС-1160/13 по делу № А76-1598/2012).

Нет в действующем законодательстве и прямых указаний на то, что некапитальные строения или сооружения не могут быть недвижимым имуществом (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 8 августа 2006 г. № А19-1967/06-7-Ф02-3981/06-С2 по делу № А19-1967/06-7/).

Само по себе возведение монолитного фундамента не может рассматриваться как достаточное доказательство строительства капитального здания, поскольку такого рода фундамент используется и для возведения временных сооружений.

Установка же временного сооружения на капитальном фундаменте не влечет отнесения такой постройки к объектам недвижимости.

Не является недвижимостью и установленный на фундамент объект, внутреннее пространство которого образовано из быстровозводимых, сборно-разборных конструкций, которые возможно переместить с последующим использованием в соответствии с их целевым назначением (постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 19 октября 2009 г. по делу № А12-7472/2009).

Наличие подведенных коммуникацией само по себе также не является определяющим признаком при установлении прочности связи с землей и невозможности перемещения объекта без несоразмерного ущерба его назначению (постановление ФАС УО от 8 июня 2007 г.

№ Ф09-4441/07-С6 по делу № А60-865/2007)
Следует также обратить внимание, что критерий “прочности связи объекта с землей” имеет определенную степень относительности. Этот критерий предполагает именно трудность, а не полную невозможность перемещения объекта недвижимости.

К примеру, как отмечалось в некоторых судебных решениях по данному поводу, “известно, что в XX веке в городе Москве нередко производилось перемещение многоэтажных зданий (например, передвижка в 1937 г. дома на ул.

Серафимовича); дом снимался с фундамента, ставился на катки и по уложенным рельсам со шпалами перемещался на расстояние до нескольких сотен метров на новый заранее подготовленный фундамент” (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 19 июня 2013 г. по делу № А40-53007/12). Конечно же, после такого перемещения здания не утрачивали своего статуса недвижимости.

Таким образом, неразрывная связь с землей или невозможность перемещения не являются единственными и достаточными признаками недвижимого имущества.

Недвижимое имущество характеризует не только физическая, но и юридическая связь с землей, при отсутствии которой объект не может быть признан недвижимым имуществом (постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 20 сентября 2018 г.

№ Ф06-36102/2018 по делу № А57-24658/2017) Соответственно, для признания недвижимым имущества необходимо подтверждение того, что данный объект был создан именно как недвижимость в установленном законом и иными правовыми актами порядке с получением необходимой разрешительной документации и с соблюдением градостроительных норм и правил (Определение ВАС РФ от 6 июня 2012 г. № ВАС-6598/12 по делу № А57-6778/2011). Исключение из этого правила составляют только случаи признание права собственности на самовольные постройки в соответствии с п. 3 ст. 222 ГК РФ.

Государственная регистрация права на вещь по общему правилу не является обязательным условием для признания ее объектом недвижимости (п. 1 ст. 130 ГК РФ).

Наличие или отсутствие государственной регистрации права, наличие или отсутствие разрешения на строительство сами по себе не предопределяют признание спорного объекта недвижимым (постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 1 июня 2017 г. № 02АП-928/2017 по делу № А82-9079/2016).

Еще одним из признаков объекта недвижимости является наличие у объекта самостоятельного назначения, отличного от назначения и возможных целей использования земельного участка, на котором располагается объект (Определение ВАС РФ от 23 июля 2013 г. № ВАС-9767/13 по делу №А42-4761/2011).

Объекты, которые хотя прочно связаны с землей, но не имеют самостоятельного функционального назначения, недвижимостью не признаются (постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28 января 2016 г. № 15АП-22098/2015 по делу № А32-9449/2015).

Высшие судебные инстанции Российской Федерации также придерживаются позиции, что объекты выполняющие лишь обслуживающую функцию по отношению к соответствующему земельному участку и находящимся на нем зданиям, не могут быть признаны недвижимостью независимо от их физических характеристик и наличия отдельных элементов, обеспечивающих прочную связь этих сооружений с таким земельным участком. (Определение ВАС РФ от 24 марта2014 г. № ВАС-1147/13 по делу № А76-4713/2012, Определение ВС РФ от 17 июня 2015 г. № 306-КГ15-6732 по делу № А65-27590/2013)

Таким образом, поскольку понятие “недвижимое имущество” является правовой категорией, при отнесении строения к объектам недвижимости судом используются, в первую очередь, правовые, а не технические категории. Признание объекта недвижимостью фактически является оценочной категорией.

Как отмечается в Письме Минэкономразвития России от 29 июля 2019 г. № Д23и-25714 действующее российское законодательство не наделяет какие-либо органы власти или организации полномочиями по разграничению движимых и недвижимых вещей.

Соответственно, в современных условиях только суд, исходя из имеющихся в деле доказательств, оценив их в совокупности, может сделать вывод, отвечает ли конкретный объект признакам объекта недвижимости или нет (постановление Арбитражного суда Центрального округа от 22 апреля 2019 г. № Ф10-1152/2019 по делу № А09-4478/2018).

Представленные суду экспертные заключения также не будут иметь предопределяющего значения, поскольку считается, что вопрос об отнесении вещи к объектам движимого или недвижимого имущества, требует специальных познаний в области не строительства, а юриспруденции, каковыми обладает сам суд (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 15 августа 2012 г.

№ 09АП-30432/2011-ГК по делу № А40-131251/10).

Источник: https://www.garant.ru/ia/opinion/author/zrelov/1380885/

Недвижимое имущество, самовольные постройки – судебная практика

Признание объекта недвижимым имуществом судебная практика

  • 1.

    Саратовский районный суд (Саратовская область) – Гражданские и административные

    …кодекса РФ право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом.Согласно статье 219 ГК РФ право собственности на здания, сооружения и другое вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации.В силу положений статьи 222 ГК …

  • 2.

    Кумылженский районный суд (Волгоградская область) – Гражданские и административные

    …которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества.На основании ст. 219 ГК РФ, право собственности на здания, сооружения и другое вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации.Пункт 2 статьи 15 ЖК РФ …

  • 3.

    Люберецкий городской суд (Московская область) – Гражданские и административные

    …218 ГК РФ право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом.Статьей 219 ГК РФ предусмотрено, что право собственности на вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации. В соответствии со ст. 307 ГК РФ в …

  • 4.

    Крыловской районный суд (Краснодарский край) – Гражданские и административные

    …РФ право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом.В силу ст. 219 ГК РФ право собственности на здания, сооружения и другое вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации.В соответствии со ст. 263 ГК …

  • 5.

    Приморский районный суд (Архангельская область) – Гражданские и административные

    …право собственности и другие вещные права на недвижимое имущество, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в едином государственном реестре. Статья 219 ГК РФ гласит, что право собственности на здания, сооружения и другое вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации.Согласно ст. 234 ГК …

  • 6.

    Ленинский районный суд г. Ставрополя (Ставропольский край) – Гражданские и административные

    …сделки об отчуждении этого имущества. Право собственности на здания, сооружения и другое вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации (статья 219 ГК РФ).Право собственности на самовольную постройку может быть признано судом, а в предусмотренных законом случаях в ином установленном законом порядке, за лицом, в собственности, пожизненном наследуемом …

  • 7.

    Нижнеломовский районный суд (Пензенская область) – Гражданские и административные

    …218 ГК РФ право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом.Статьёй 219 ГК РФ установлено, что право собственности на здания, сооружения и другое вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации.Право собственности и другие …

  • 8.

    Советский районный суд г. Владикавказа (Республика Северная Осетия-Алания) – Гражданские и административные

    …право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом.В силу положений ст. 219 ГК РФ право собственности на здания, сооружения и другое вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации. С момента государственной регистрации прав собственник …

  • 9.

    Ачинский городской суд (Красноярский край) – Гражданские и административные

    …требования подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.В соответствии со ст. 12 Гражданского кодекса РФ защита гражданских прав осуществляется путем признания права.В силу требований ст. 219 ГК РФ право собственности на здания, сооружения и другое вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации.Согласно ст. 14 Федерального закона от …

  • 10.

    Камышинский городской суд (Волгоградская область) – Гражданские и административные

    …РФ право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом.При этом статьей 219 ГК РФ установлено, что право собственности на здания, сооружения и другое вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации.На основании п. 2 …

Страницы← предыдущаяследующая →

Источник: https://sudact.ru/practice/nedvizhimoe-imushestvo-samovolnye-postrojki/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.