Признание недействительной записи в егрюл

Письмо Федеральной налоговой службы от 9 июля 2018 г. № ГД-4-14/13083 Об обзоре судебной практики по спорам с участием регистрирующих органов N 2 (2018)

Признание недействительной записи в егрюл

Федеральная налоговая служба в целях формирования положительной судебной практики направляет “Обзор судебной практики по спорам с участием регистрирующих органов N 2 (2018)” (далее – Обзор).

Управлениям ФНС России по субъектам Российской Федерации довести данное письмо и прилагаемый к нему Обзор до нижестоящих территориальных органов ФНС России для руководства и применения в работе.

Приложение: на 37 л.

Действительныйгосударственный советникРоссийской Федерации2 класса Д.Ю. Григоренко

Обзор
судебной практики по спорам с участием регистрирующих органов N 2 (2018)

1. Споры о признании недействительными решений об отказе в государственной регистрации юридического лица и индивидуального предпринимателя.

1.1. При рассмотрении спора об отказе в государственной регистрации изменений в сведения о юридическом лице, касающихся прекращения полномочий физического лица как руководителя общества, суд кассационной инстанции не согласился с выводами суда апелляционной инстанции о неправомерности соответствующего отказа.

При этом суд кассационной инстанции признал верным указание суда первой инстанции на то, что физическое лицо не лишено возможности на обращение в соответствии с пунктом 5 статьи 11 Федерального закона от 08.08.

2001 N 129-ФЗ “О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей” в регистрирующий орган с заявлением по форме N Р34001.

1.2.

Руководствуясь положениями законодательства о государственной регистрации, суды пришли к выводу о том, что при представлении в регистрирующий орган документов в связи с государственной регистрацией юридического лица при создании оснований для проведения осмотра объекта недвижимости у Инспекции не имелось и ее результаты не могли быть положены в основу оспариваемого решения об отказе в государственной регистрации.

1.3. Действующее законодательство не предусматривает для ветеранов боевых действий льготы в виде освобождения от уплаты государственной пошлины за государственную регистрацию прекращения физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя.

1.4. На основе анализа положений законодательства о государственной регистрации суды констатировали, что поступившие в регистрирующий орган возражения физического лица не могли служить основанием для вывода Инспекции о недостоверности представленных на государственную регистрацию сведений.

1.5. Правовые основания для внесения в ЕГРЮЛ в отношении юридического лица, прекратившего правоспособность, изменений в такие сведения, в том числе и записей об их недостоверности, отсутствуют.

При этом в силу пункта 3 статьи 5 Федерального закона от 08.08.

2001 N 129-ФЗ “О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей” ранее внесенные в ЕГРЮЛ сведения сохраняются.

1.6.

Отклоняя довод регистрирующего органа о том, что общество должно было документально подтвердить наличие согласия каждого из собственников жилого объекта недвижимости на регистрацию общества по соответствующему адресу, суд апелляционной инстанции сослался, в частности, на то, что законодательство не требует предоставления такого отдельного документа как “согласие”. При этом обязанность предоставить документ, не указанный в законе, не может вытекать из толкования постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

1.7.

Проанализировав содержание постановления судебного пристава-исполнителя, которым объявлен запрет совершения регистрационных действий, суд апелляционной инстанции сделал заключение о том, что перечень указанных в данном постановлении регистрационных действии, не является исчерпывающим, в связи с чем в удовлетворении требований о признании незаконным решения об отказе в государственной регистрации юридического лица было отказано.

1.8.

Несмотря на обоснованный довод заявителя о том, что действующее законодательство не ограничивает право общества передать полномочия единоличного исполнительного органа управляющему до внесения в ЕГРЮЛ соответствующих сведений о создании юридического лица, и решение регистрирующего органа не соответствует требованиям статьи 11, пункта 2 статьи 40, статьи 42 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ “Об обществах с ограниченной ответственностью”, суды отказали в удовлетворении заявления о признании незаконным решения об отказе в государственной регистрации юридического лица ввиду того, что удовлетворение заявленных требований не приведет к восстановлению нарушенного права заявителя, так как на момент рассмотрения дела истребуемая заявителем государственная регистрация осуществлена.

2. Споры о признании недействительными решений о государственной регистрации юридического лица и индивидуального предпринимателя.

2.1.

Установив, что при внесении в ЕГРЮЛ записи о недостоверности содержащихся в нем сведений о юридическом лице на основании Заявления по форме N Р34001 регистрирующим органом не были нарушены требования законодательства, суд апелляционной инстанции отказал в удовлетворении заявления о признании недействительной государственной регистрации внесения в ЕГРЮЛ сведений о недостоверности сведений о юридическом лице. При этом суд апелляционной инстанции признал ошибочными выводы суда первой инстанции о том, что проведение проверки является необходимым мероприятием, предшествующим осуществлению соответствующих регистрационных действий.

2.2.

Отметив, что в ситуации, когда срок полномочий единоличного исполнительного органа истек и общим собранием участников общества не принято решение об избрании нового единоличного исполнительного органа, прежний руководитель общества продолжает выполнять функции единоличного исполнительного органа до избрания в установленном порядке нового руководителя, суд кассационной инстанции удовлетворил требования, направленные на оспаривание внесения в ЕГРЮЛ в отношении общества записи о недостоверности сведений о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица. Суд кассационной инстанции также пришел к выводу, что применительно к положениям законодательства инспекция в принципе не была управомочена на основании заявления физического лица, свидетельствующего о наличии корпоративного спора, проводить мероприятия по проверке недостоверности сведений, включенных в ЕГРЮЛ.

2.3. Рассматривая дело о признании недействительным решения о внесении записи в ЕГРЮЛ о недостоверности сведений об адресе юридического лица, суды отклонили представленный конкурсным управляющим общества договор аренды, поскольку он прекратил свое действие в связи с истечением срока, на который был заключен.

Кроме того, судами были рассмотрены и признаны несостоятельными доводы заявителей о том, что общество находится в состоянии банкротства; о невозможности заключения договора аренды в связи с наращиванием кредиторской задолженности; о невозможности внесения изменений в учредительные документы общества в связи с изменением адреса.

2.4. Ввиду того, что решение о создании юридического лица было принято в нарушение положений пункта 3 статьи 64 Федерального закона от 26 октября 2002 N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”, суды апелляционной и кассационной инстанций признали неправомерным решение о государственной регистрации данного юридического лица при создании.

2.5. Действующее процессуальное законодательство не предусматривает произвольного, не ограниченного по времени обращения в арбитражный суд с заявлением о признании решения незаконными.

В силу положений части 1 статьи 115 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лица, участвующие в деле, утрачивают право на совершение процессуальных действий с истечением процессуальных сроков, установленных названным Кодексом.

3. Иные споры с участием регистрирующих органов.

3.1.

Из содержания пункта 3 статьи 1473 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что при соблюдении обязанности по оформлению полного фирменного наименования на русском языке избрание сокращенного фирменного наименования, как на русском, так и на любом языке народов Российской Федерации и (или) иностранных языках, является правом юридического лица, при этом возможность юридического лица иметь сокращенное фирменное наименование на иностранном языке не обусловливается одновременным наличием сокращенного фирменного наименования на русском языке.

3.2. Отменяя решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции и признавая незаконными действия по исключении общества из ЕГРЮЛ как недействующего юридического лица, суд кассационной инстанции исходил из того, что в случае направления/представления в установленном пунктом 3 статьи 21.1 Федерального закона от 08.08.

2001 N 129-ФЗ “О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей” порядке заявления кредитора повторная процедура исключения недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ не может быть инициирована регистрирующим органом в соответствии с пунктом 1 той же статьи до истечения 12 месяцев со дня прекращения предыдущей процедуры.

1. Споры о признании недействительными решений об отказе в государственной регистрации юридического лица и индивидуального предпринимателя

1.1. При рассмотрении спора об отказе в государственной регистрации изменений в сведения о юридическом лице, касающихся прекращения полномочий физического лица как руководителя общества, суд кассационной инстанции не согласился с выводами суда апелляционной инстанции о неправомерности соответствующего отказа.

При этом суд кассационной инстанции признал верным указание суда первой инстанции на то, что физическое лицо не лишено возможности на обращение в соответствии с пунктом 5 статьи 11 Федерального закона от 08.08.

2001 N 129-ФЗ “О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей” в регистрирующий орган с заявлением по форме N Р34001.

По делу N А05-5080/2017 К.А.Г. обратился в Арбитражный суд Архангельской области с заявлением о признании недействительным решения Инспекции от 02.02.2017 N 580А об отказе в государственной регистрации изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц (далее – ЕГРЮЛ), относительно директора общества (далее – Компания).

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71893514/

Обзор арбитражной практики оспаривания регистрационных записей и решений налогового органа о внесении изменений в ЕГРЮЛ

Признание недействительной записи в егрюл

1. Внесение изменений в государственный реестр на основании документов, не соответствующих закону, может являться основанием для удовлетворения требования заинтересованного лица о признании незаконной записи о государственной регистрации изменений в сведения ЕГРЮЛ[1].

2. При отсутствии иска о незаконности записи о государственной регистрации изменений в сведения ЕГРЮЛ установление факта не проведения собрания по утверждению той редакции Устава, которая зарегистрирована налоговым органом, в силу ст. 16 АПК РФ влечет обязательность внести в ЕГРЮЛ сведения о недействительности самой записи как условие реального восстановления прав участника общества[2].

3. Государственная регистрация изменений, внесенных в устав, произведенная ИФНС может быть признана недействительной в случае признания недействительным протокола общего собрания, принятого с существенным нарушением закона, в том числе и по причине не извещения акционера[3].

4.

Иск к ИФНС о признании недействительными решений о государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы общества, и обязании Инспекции внести в ЕГРЮЛ записи о недействительности оспариваемых решений (в порядке обжалования ненормативных правовых актов налогового органа) подлежит удовлетворению в случае, если решение собрания, являющееся основанием для внесения изменений, признано недействительным[4].

5. Внесение в ЕГРЮЛ записей о признании судом недействительными записей ЕГРЮЛ о регистрации изменения сведений об обществе может не привести к восстановлению в реестре записи о лице как об участнике в связи с наличием в реестре иных более поздних записей, не оспоренных в судебном порядке[5].

6. Для признания решения ИФНС незаконным (в порядке обжалования ненормативных правовых актов налогового органа) суд должен установить наличие двух условий в совокупности: несоответствие оспариваемого решения закону или иному нормативному правовому акту, а также нарушение им интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности[6].

7.

Запись в ЕГРЮЛ о внесении изменений может быть признана недействительной при недействительности решения общего собрания участников, недействительного по причине отсутствия на нем заблаговременно неуведомленного истца, не ознакомленного с предлагаемой редакцией устава, поскольку лишает истца возможности своевременно распорядиться правом на выход из состава участников с выплатой действительной стоимости доли, что влечет вывод о возникновении у истца убытков в связи с принятием решения[7].

8. Запись в ЕГРЮЛ может быть оспорена в порядке главы 24 АПК РФ в случае ничтожности решения собрания участников, являющимся основанием для внесения данной записи[8].

9.

Иск к ИФНС о признании недействительными решений о государственной регистрации, о внесении изменений в сведения о юридическом лице и исключении из ЕГРЮЛ регистрационных записей о смене руководителя подлежит удовлетворению в случае, если первоначальный договор купли-продажи доли признан судом недействительным, а действия лиц, направленных на смену руководителя, признаны преступлением вступившим в силу приговором суда[9].

10. Внесение изменений в сведения о юридическом лице возможно лишь двумя способами: либо самостоятельно, либо путем признания недействительными в судебном порядке решения юридического лица и решения о государственной регистрации изменений[10].

11. Если оспариваемые действия регистрирующего органа совершены на основании документов, объем которых формально соответствует предъявляемым требованиям, но содержащаяся в них информация не соответствует фактическим обстоятельствам и требованиям закона, нарушают права заявителя как акционера на участие в управлении делами общества, такие действия могут быть признаны незаконными[11].

12. Исковые требования к ИФН об исключении из ЕГРЮЛ записи о внесении изменений могут обосновываться нарушением правил проведения общего собрания и правом участника на  обжалование решения[12].

13. Оспаривание реестровых записей о реорганизации является допустимым способом защиты, позволяющим разрешить существующий корпоративный спор[13].

14. Запись в ЕГРЮЛ о прекращении деятельности общества в связи с ликвидацией может быть признана недействительной в случае предоставления в ИФНС недостоверного ликвидационного баланса (с оговоркой на возможность пересмотра)[14].

15. Отсутствие в повестке дня и в принятых решениях общего собрания изменений устава, отсутствие указаний на новую редакция устава, а также не направление участнику проекта нового устава, зарегистрированного позднее ИФНС, свидетельствует об отсутствии юридической силы у принятого решения и влечет недействительность положений устава,  измененных таким решением[15].

16. По делам о признании недействительным решения общего собрания об избрании директора и признании недействительной соответствующей регистрационной записи в ЕГРЮЛ ИФНС является вторым ответчиком[16].

17. Оспаривание государственной регистрации изменений, осуществленных на основании незаконного решения, является ненадлежащим способом защиты права[17]. (-)

18.

Отмена регистрационной записи в ЕГРЮЛ, принятой по решению общества о прекращении полномочий предыдущего руководителя и регистрации возникновения полномочий нового руководителя, признанному судом недействительным, при отсутствии между ними спора о руководстве не соответствует принципу достоверности содержащихся в реестре сведений, нарушает права предыдущего руководителя на размещение в реестре информации о нем как об ответственном лице общества[18].  

19. Не может считаться началом течения срока давности дата внесения изменений в ЕГРЮЛ, поскольку запись сама по себе не раскрывает существо изменений в учредительных документах[19].

Источник: https://zakon.ru/blog/2014/7/6/obzor_arbitrazhnoj_praktiki_osparivaniya_registracionnyx_zapisej_i_reshenij_nalogovogo_organa_o_vnes

Вс пояснил порядок оспаривания регистрации юрлица на основе подложных документов

Признание недействительной записи в егрюл

11 декабря Верховный Суд РФ вынес Определение № 307-ЭС18-8988 по спору между соучредителем партнерства застройщиков и региональным управлением Минюста России в части оспаривания распоряжения ведомства о госрегистрации партнерства в связи с фальсификацией его учредительных документов.

Весной 2009 г.

в ГУ Минюста РФ по Санкт-Петербургу поступило заявление для государственной регистрации саморегулируемого партнерства организаций и ИП, осуществляющих строительство, «Региональное строительное объединение», учредителями которого выступили общества «Весна» и «СкайСтрой».

К документу был приложен протокол собрания учредителей партнерства от 17 апреля 2009 г. № 1. Управление юстиции приняло распоряжение о госрегистрации партнерства и направило в УФНС России по Санкт-Петербургу необходимые документы для внесения записи о новом юрлице в ЕГРЮЛ.

В 2015 г. решение собрания учредителей от 17 апреля 2009 г. № 1 было признано судом недействительным в связи с фальсификацией в учредительных документах партнерства подписей двух граждан, выступавших в качестве единоличных исполнительных органов обществ «Весна» и «СкайСтрой».

В связи с этим общество «Весна» оспорило в судебном порядке распоряжение регионального Управления Минюста о государственной регистрации партнерства, ныне именуемого ассоциацией компаний, осуществляющих строительство, «Саморегулируемая организация “Региональное строительное объединение”». Также заявитель просил признать незаконными действия УФНС в части внесения соответствующей записи в ЕГРЮЛ при создании спорной некоммерческой организации.

Свои требования истец обосновал тем, что он не принимал решения о создании партнерства и об утверждении его учредительных документов, не имел никакого отношения к деятельности юрлица, не утверждал его сметы расходов и финансовую отчетность, не уплачивал членских взносов и не выдавал саморегулируемым организациям допуски к работам.

Кроме того, общество «Весна» полагало, что его наименование и данные его единоличного исполнительного органа неправомерно использовались в деятельности партнерства с 2009 по 2015 г., от его имени систематически составлялись протоколы общих собраний членов партнерства и протоколы совета, куда якобы входил руководитель заявителя.

В конце марта 2017 г. Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области удовлетворил требования общества «Весна», признав незаконными действия государственных органов и принятые ими документы по регистрации юрлица и внесению записи о нем в ЕГРЮЛ.

Суд первой инстанции принял во внимание вступивший в законную силу судебный акт, который признал недействительным решение собрания учредителей партнерства.

Со ссылкой на положения законов о некоммерческих организациях и государственной регистрации юрлиц и ИП суд отметил, что необходимые для госрегистрации документы не были представлены.

Однако апелляционная инстанция отменила это решение, отказав обществу в удовлетворении его требований, с чем согласилась и кассация.

Суды посчитали, что общество «Весна» не доказало ни фактического нарушения оспариваемым распоряжением своих прав, ни создания препятствий для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Обе судебные инстанции указали на выбор заявителем ненадлежащего способа защиты нарушенного права, отметив, что в указанном случае следовало требовать признания недействительной записи об обществе в качестве учредителя партнерства, а не оспаривать само распоряжение Минюста о регистрации последнего.

Не согласившись с вышеуказанными судебными актами, общество «Весна» подало кассационную жалобу в Верховный Суд РФ.

Изучив обстоятельства дела № А56-87209/2016, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ согласилась с судом первой инстанции, указав, что тот пришел к верному выводу о том, что спорное распоряжение Управления Минюста не отвечало требованиям подп. «а» п. 1 ст. 23 Закона о госрегистрации юрлиц и ИП, поскольку при его принятии госорган основывался на недостоверных сведениях в документации, что приравнивается к ее непредставлению.

В то же время Верховный Суд пояснил, что при осуществлении госрегистрации с нарушениями закона оспаривается не сама запись о внесении соответствующих сведений в ЕГРЮЛ, а решение о такой регистрации в виде документа, в связи с чем ошибочны выводы судов апелляции и кассации о неверном выборе заявителем способа защиты права.

Со ссылкой на ряд нормативных правовых актов Суд отметил, что члены ассоциации несут субсидиарную ответственность по ее обязательствам в размере и порядке, предусмотренных ее учредительными документами.

В силу этого судам необходимо проверить доводы общества «Весна» о нарушении оспариваемым распоряжением и действиями УФНС прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Также ВС указал: суды не дали надлежащую оценку доводам партнерства о том, что согласно представленным в деле доказательствам общество «Весна», в том числе путем его единоличного исполнительного органа, активно участвовало в управлении партнерством и пользовалось правами, вытекающими из членства в нем. Поэтому при удовлетворении требований заявителей возникнет неопределенность в вопросе обеспечения имущественной ответственности членов партнерства по заключенным контрактам.

В этой связи Верховный Суд РФ своим Определением от 11 декабря отменил судебные акты нижестоящих судов, вернув дело на новое рассмотрение в арбитражный суд.

Адвокат юридической фирмы «ЮСТ» Дмитрий Мальбин назвал верным и обоснованным решение Верховного Суда РФ. «ВС вновь подчеркнул, что представление на государственную регистрацию подложных документов является основанием для признания решения регистрирующего органа недействительным», – отметил эксперт.

По мнению адвоката, главная проблема данного спора сводилась к следующему: нарушены ли права заявителя, если ранее в другом судебном процессе суд уже установил, что учредительные документы были сфальсифицированы.

«Нижестоящие суды ошибочно посчитали, что права заявителя не нарушаются подложностью документов, но не учли при этом, что статус учредителя некоммерческой организации возлагает на учредителя обязанности, – пояснил Дмитрий Мальбин.

– Совершенно очевидно, что факт подложности документов относительно определенного лица не может быть иррелевантным такому лицу, поэтому права заявителя в рассмотренном споре подлежали защите».

Руководитель практики «Корпоративное право: сопровождение сделок и процедур» Группы правовых компаний «ИНТЕЛЛЕКТ-С» Екатерина Ковтун поддержала позицию ВС РФ: «Суды апелляционной и кассационной инстанций подошли к делу крайне формально, а именно требовали подтверждения нарушения права заявителей в виде негативных последствий деятельности партнерства, а ввиду их отсутствия указали, что в данных обстоятельствах общество “Весна” должно было оспаривать только запись в ЕГРЮЛ как об учредителе партнерства, а не оспаривать его регистрацию в целом», – отметила эксперт. По ее словам, таким образом, суды одобрили существование юрлица, на учреждение которого «учредители» никогда не выражали свою волю.

«Избранный же заявителем способ защиты своего права носит, в том числе, превентивный характер и нацелен недопущение функционирования юрлица, которое он фактически не может контролировать и чья деятельность может нанести ему деловой либо имущественный урон», – заключила Екатерина Ковтун.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-poyasnil-poryadok-osparivaniya-registratsii-yurlitsa-na-osnove-podlozhnykh-dokumentov/

Признание недействительной записи в ЕГРЮЛ

Признание недействительной записи в егрюл

Запись в ЕГРЮЛ – это новая точка отсчета в жизни компании, корпоративная хронология, где отмечены все шаги предприятия, правда, не всегда верные. Поэтому понятно стремление владельцев иметь возможность избавиться от «помарок».

Совпадают ли такие цели с установленными законом возможностями, разбиралась Анна Мишина.

Ненормативный акт?

Решение инспекторов, на основании которого производится запись в Единый государственный реестр юридических лиц, в полной мере подходит под определение ненормативного акта. Ведь оно обличено в письменную форму (является документом) и содержит обязательные предписания, распоряжения, влекущие юридические последствия и нарушающие права и охраняемые законом интересы.

Как и любой ненормативный правовой акт, его можно оспорить в арбитраже, если бизнесмены решат, что оно нарушает их права и законные интересы. А вот о том, является ли таким правовым актом запись в ЕГРЮЛ, чиновники, судьи и бизнесмены спорят до сих пор.

Поэтому при возникновении определенных проблем последние зачастую пытаются оспорить и отменить не только запись, но и решение, следствием которого она явилась. И судьи поддерживают их в этом стремлении.

Например, для одного из учредителей реорганизуемого акционерного общества хождение по инстанциям началось с того, что в инспекцию в числе прочих документов было подано решение общего собрания акционеров общества «ЮАИЗ», оформленное протоколом о реорганизации общества путем разделения.

Деление с осадком

Запись вносимая в ЕГРЮЛ, по мнению арбитров, не является ненормативным актом, который может быть обжалован в порядке статьи 198 АПК РФ.

В результате в госреестр была внесена запись о прекращении деятельности данного предприятия и «появлении» двух новых – ОАО «ЮАИЗ-Инжиниринг» и ОАО «Сервисная компания – ЮАИЗ».

Однако один из учредителей разделенной компании обнаружил, что реорганизацию провели с грубыми нарушениями закона: были нарушены его права на ознакомление с необходимой информацией и на выкуп акций реорганизуемого общества.

Поэтому участник решил оспорить несправедливое, по его мнению, решение, а заодно и соответствующую запись в госреестре.

Первый «этап» такой «борьбы за справедливость» прошел «на ура»: во всех трех инстанциях арбитры поддержали требования бизнесмена, оспариваемое им решение было отменено (решение Арбитражного суда Свердловской области от 4 сентября 2007 г.

, постановления Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 10 декабря 2007 г. и ФАС Уральского округа от 7 февраля 2008 г. по делу № А60-13426/2005-С4). Теперь учредителю предстояло отменить запись о прекращении деятельности ОАО «ЮАИЗ».

Арбитры первой инстанции данные требования удовлетворили. Они пишли к заключению, что раз представленное на регистрацию решение незаконно, то оно не может служить основанием для государственной регистрации и внесения туда записи (решение Арбитражного суда Свердловской области от 21 января 2008 г.

по делу № А60-29173/2005). Однако представители предприятия «ЮАИЗ-Инжиниринг» не согласились с таким вердиктом. В апелляционной жалобе они пояснили, что в рассуждениях арбитров есть нестыковки.

В частности, судьи ошибаются, называя исключение записи из ЕГРЮЛ правовым последствием судебного акта о признании незаконным решения о реорганизации.

Форма акта

Однако представителям учредителя и арбитрам удалось парировать атаку оппонентов. В ответ на первый и основной вопрос судьи пояснили, что правоспособность предприятия появляется в момент госрегистрации либо заканчивается после внесения в ЕГРЮЛ соответствующих сведений.

Таким образом, записи имеют правоустанавливающее значение и обязательны для всех третьих лиц, поскольку документальным проявлением принятого решения о регистрации является только выписка из ЕГРЮЛ, подтверждающая совершение записи в реестре.

В свою очередь запись имеет правовое значение для установления юридического факта – государственной регистрации юридического лица (в том числе при его создании, реорганизации, ликвидации), а потому, по мнению арбитров, вполне может быть обжалована в качестве ненормативного акта.

В свою очередь заявители жалобы заблуждаются, предполагая, что запись в ЕГРЮЛ не является ненормативным актом и не может быть оспорена по правилам главы 24 АПК РФ, поскольку должно оспариваться само решение о регистрации, а не запись (постановление Семнадцатого апелляционного суда от 12 мая 2008 г. № 17АП-1800/2008-АК по делу № А60-29173/2005).

Альтернативный взгляд

Итак, в рассмотренном выше споре арбитры придерживались мнения, что запись в госреестре, поскольку она имеет правоустанавливающее значение, письменно отображается в соответствующей выписке и способна подтвердить тот или иной юридический факт.

Ее недействительность связана с незаконностью решения акционеров, которое входило в пакет документов для налоговой, но данный фактор не является определяющим.

Поскольку запись – это, по мнению заявителя и судей, ненормативный акт, то обжаловаться она может вполне самостоятельно.

Впрочем, некоторые арбитры считают, что обжаловать можно только решение, а не запись.

Примерно такая ситуация сложилась при оспаривании решения о регистрации сведений о новом руководителе фирмы «ВОСТОК-ТРЕЙД».

А началось все с того, что участницу, которой принадлежала половина уставного капитала ООО «ВОСТОК-ТРЕЙД», ожидал неприятный сюрприз.

Оказалось, что ее компаньон (владелица остальной половины уставного капитала) инициировала проведение внеочередного общего собрания участников, на котором последняя была назначена на должность директора.

Не оповещенная о перевыборах участница оспорила это решение в суде. Ведь при его проведении явно был нарушен порядок созыва, а также отсутствовал необходимый кворум.

Естественно, арбитражный суд признал такое решение недействительным (решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 30 апреля 2010 г. по делу А56-85229/2009).

Тем не менее новоиспеченный директор успела подать в налоговую соответствующие документы, и в госреестре появилась еще одна запись о вновь избранном руководителе.

Но, на взгляд первой учредительницы, решение о внесении такой записи, выполненной, к тому же на основании недействительных документов и, соответственно, недостоверных сведений, нарушает ее права и должно быть признано недействительным.

Решение инспекции – незаконно…

У граждан или компаний есть право обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов

Однако судьи смогли выполнить только часть заявленных фирмой требований. Они признали незаконным решение инспекции о госрегистрации изменений в сведения о компании, но признать незаконной соответствующую запись в реестре не смогли (решение Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 9 сентября 2010 г. по делу № А56-30346/2010).

Апелляционные арбитры в точности повторили решение своих коллег. Они объяснили, что считают первоначальное выводы судей абсолютно обоснованными. Ведь решение внеочередного собрания, при принятии которого, как выяснилось, отсутствовал кворум, действительно не соответствует закону (п. 6 ст.

43 Закона от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»). А раз так, то избранный на нем директор, по сути, таковым не является, и документы были подписаны и поданы в инспекцию не уполномоченным лицом, а содержащиеся в заявлении сведения о начальнике – недостоверны.

В свою очередь подобная ложная информация о руководителе, как и представление учреждению-регистратору документов лицом, не имеющим таких полномочий, – чистой воды нарушение. Поэтому судьи абсолютно правильно установили, что решение инспекции о внесении в ЕГРЮЛ изменений, касающихся «ненастоящего» руководителя, является незаконным.

…но запись останется в реестре

Относительно своего отказа признать незаконной запись в реестре арбитры пояснили следующее. Они отметили, что у граждан или компаний действительно есть право обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов (ст. 198 АПК РФ).

Но запись, вносимая в ЕГРЮЛ, по мнению арбитров, не является ненормативным актом, который может быть обжалован в порядке статьи 198 АПК РФ.

Поэтому оснований для признания ее незаконной у судей не было (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 30 ноября 2010 г. по делу № А56-30346/2010).

Аналогичного мнения придерживаются и федеральные арбитры Восточно-Сибирского округа (постановление от 8 июня 2005 г. № А19-28919/04-21-Ф02-2323/05-С2).

На два фронта

Как бы то ни было, оба рассмотренных решения – это всего лишь мнения судей по конкретной проблеме.

«Как показывает практика, – отмечает московский адвокат Виталий Крыловцев, – в настоящее время арбитры пошли по пути признания за заинтересованным лицом права оспаривать запись в ЕГРЮЛ.

Более того, суды выносят решения об аннулировании записи, об обязании налогового органа аннулировать, исключить запись, восстановить предыдущую запись.

При этом, к сожалению, арбитражные суды, как полагает автор, не совсем внимательно изучают законодательство РФ, которое не только не предполагает возможности исключения записи из ЕГРЮЛ, а напротив, говорит о том, что записи вносятся последовательно и каждой присваивается свой номер».

В заключение следует отметить: автор статьи придерживается мнения, что запись в ЕГРЮЛ все-таки не является ненормативным актом. Она, конечно, в некотором роде содержит предписания, касающиеся прав и обязанностей определенных лиц.

Но, во-первых, такая запись не является документом (а это, в данном случае, довольно важно).

А во-вторых, действие ненормативного акта – однократно, оно исчерпывается его применением, тогда как запись в госреестре – явление «продолжительного действия».

29 Июня 2011, 17:29

Источник: http://www.raschet.ru/articles/59/763/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.