Признание контракта недействительным по 44 фз

Вс разобрался, возможно ли признание госконтракта недействительным, если он исполнен

Признание контракта недействительным по 44 фз

В 2017 г. ФГБУ «Эндокринологический научный центр» Министерства здравоохранения провело конкурс на закупку продуктов питания для нужд учреждения. Победителем конкурса стало ООО «Возрождение». Второе место заняло ООО «АгроЛюкс». 16 января 2017 г.

учреждение заключило с обществом «Возрождение» госконтракт на поставку продуктов питания. В этот же день общество предоставило денежное обеспечение, которое из-за технической ошибки на следующий день было заменено на банковскую гарантию. В последующем контракт был исполнен.

ООО «АгроЛюкс» посчитало, что учреждением были нарушены требования Закона о госзакупках, и обратилось в суд.

Суды первой и апелляционной инстанций установили, что «Возрождение» не уклонялось от заключения контракта и предоставило надлежащее обеспечение, в связи с чем отказали в удовлетворении требований «АгроЛюкс» о признании недействительным контракта и в применении последствий недействительности сделки.

Кассация не согласилась с выводами нижестоящих судов. Суд сослался на разъяснения, приведенные в п. 26 Обзора судебной практики применения законодательства РФ о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд (утв.

Президиумом ВС РФ 28 июня 2017 г.), согласно которым непредоставление поставщиком обеспечения либо несоответствие предоставленного обеспечения требованиям законодательства о контрактной системе по общему правилу является основанием для признания заключенного контракта ничтожным.

Суд кассационной инстанции исходил из того, что общество не предоставило обеспечение исполнения контракта до его заключения, в связи с чем действия заказчика по заключению контракта являются нарушением прямого законодательного запрета. Это влечет недействительность торгов и заключенного по их результатам договора. При этом суд не установил основания для признания недействительным конкурса, а также для применения последствий недействительности контракта.

Эндокринологический научный центр не согласился с вынесенным решением и обратился в Верховный Суд. Рассмотрев материалы дела и доводы жалобы, Судебная коллегия по экономическим спорам вынесла Определение № 305-ЭС18-6679, которым отменила постановление кассации, оставив в силе решения судов первой и апелляционной инстанций. 

ВС РФ указал, что компетенцией суда кассационной инстанции является проверка правильности применения нижестоящими инстанциями норм материального и процессуального права, а также соответствия выводов о применении норм права установленным обстоятельствам и доказательствам, имеющимся в деле.

При этом ВС РФ отметил, что суд кассационной инстанции, отменяя судебные акты нижестоящих судов в части, фактически переоценил их выводы о том, что в данном случае, с учетом установленных обстоятельств, связанных с предоставлением обеспечения, не подлежит применению общее правило о ничтожности заключенного ответчиками контракта.

Кроме того, как указал ВС РФ, принятое постановление не привело к защите прав истца, предполагаемо нарушенных заключенным контрактом, который был исполнен.

Комментируя определение, адвокат АП г. Москвы Михаил Красильников отметил, что общество-истец, подавая иск о признании контракта недействительным, должно было доказать, как именно было нарушено его право и как выбранный способ защиты поможет его восстановить.

«Истец ссылался на то, что победитель не предоставил вовремя денежное обеспечение заключения контракта, в связи с чем государственный контракт должен был быть заключен именно с истцом. Однако в соответствии со ст.

54 Закона о контрактной системе заключение контракта со вторым участником конкурса в случае уклонения выигравшего участника – это право, а не обязанность заказчика», – отметил Михаил Красильников.

Адвокат указал, что признание недействительным контракта привело бы к двусторонней реституции, в то время как контракт был полностью исполнен и потребность государства в товарах удовлетворена.

Корме того, он отметил, что основанием для признания торгов недействительными является не любое нарушение, а только существенное, влияющее на результаты торгов и ущемляющее права и законные интересы заявителя.

Михаил Красильников напомнил, что обеспечение исполнения контракта по своей природе призвано гарантировать государственному заказчику компенсацию в случае неисполнения обязательств поставщиком, а также служит для повышения дисциплины поставщика.

«Даже если предположить, что обеспечение предоставлено с просрочкой, то заказчик становился бы перед выбором – признавать поставщика уклонившимся и объявлять закупку снова или подписывать контракт и получить необходимый товар в срок.

При этом в данном деле правильно оценены обстоятельства: победитель не уклонялся от заключения контракта; напротив, он принял необходимые меры для заключения его в срок.

То есть чтобы оспаривать такие сделки, нужно доказывать нарушение фундаментальных начал контрактной системы: необеспечение гласности и прозрачности осуществления закупок, коррупцию и другие злоупотребления», – отметил Михаил Красильников.

Юрист компании You & Partners Александр Лыков отметил, что позиция Верховного Суда не нова и ранее уже высказывалась судами (например, в Определении ВС РФ по делу № 305-ЭС17-14513 от 16 января 2018 г.).

По словам юриста, в период действия предыдущего АПК РФ суд кассационной инстанции проверял законность принятых судебных актов в полном объеме.

Однако в соответствии с действующей редакцией Кодекса арбитражные суды кассационной инстанции вправе проверять лишь законность выводов нижестоящих судов и их соответствие установленным фактам и не вправе осуществлять переоценку судебных выводов.

Александр Лыков рассказал, что на практике крайне редко случаются ситуации, когда суд удовлетворяет жалобу или иск о признании недействительным государственного контракта, который был исполнен. «Как следует из п. 2 ст.

449 ГК РФ, признание торгов недействительными влечет недействительность договора, заключенного с лицом, выигравшим торги, и применение последствий, предусмотренных Кодексом.

Однако проблема заключается в том, что такая мера, как признание госконтракта недействительным, должна реально восстанавливать нарушенные права истца, что невозможно в случаях, когда контракт уже исполнен», – отметил юрист, сославшись на постановление ФАС Западно-Сибирского округа по делу № А45-29705/2009 от 23 сентября 2010 г.  

Адвокат АП Амурской области Дмитрий Шерстнев отметил, что решение суда кассационной инстанции не защитило права истца. «В то же время оно могло привести к тому, что ответчик понес бы существенные материальные потери. И это при том, что им были исполнены все обязательства по заключенному контракту. Поэтому я поддерживаю позицию Верховного Суда», – указал эксперт.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-razobralsya-vozmozhno-li-priznanie-goskontrakta-nedeystvitelnym-esli-on-ispolnen/

​ВС дал разъяснения о ничтожных контрактах

Признание контракта недействительным по 44 фз

Верховный суд РФ представил обзор судебной практики по спорам, касающимся конфликта интересов между заказчиком и участником госзакупки (п. 9 ч. 1 ст. 31 закона №44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд»). Этот документ 28 сентября утвержден президиумом ВС.

В обзоре дается толкование по 10 проблемным аспектам разрешения дел данной категории. В частности, ВС разъясняет, что соответствие участника закупки требованиям, предусмотренным законом №44-ФЗ, на момент выявления победителя не имеет правового значения в случае, если участник закупки не соответствовал этим требованиям на момент подачи заявки для участия в электронном аукционе.

Кроме того, не допускается понуждение заказчика к исполнению контракта, если после его заключения установлено, что поставщик (подрядчик, исполнитель) не соответствует требованиям об отсутствии конфликта интересов, предъявляемым к участникам закупки, что позволило ему стать победителем. В этом случае отказ заказчика от исполнения контракта, по правилам ч. 15 ст. 95 закона №44-ФЗ, является правомерным.

Также ВС отмечает, что государственный (муниципальный) контракт, заключенный победителем торгов и заказчиком при наличии между ними конфликта интересов, является ничтожным (п. 2 ст. 168 ГК РФ).

Участник закупки, не признанный победителем торгов, обратился в арбитражный суд с иском к сторонам муниципального контракта о признании его недействительным. Стороны контракта в возражениях на иск ссылались на отсутствие законного интереса заявителя в оспаривании указанной сделки.

Суд первой инстанции, установив факт наличия между заказчиком и поставщиком конфликта интересов, исковые требования удовлетворил.

Согласно положениям п. 1 ст. 168 ГК по общему правилу сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой.

В то же время сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки (п. 2 ст. 168 ГК).

Посягающей на публичные интересы является в том числе сделка, при совершении которой был нарушен явно выраженный запрет, установленный законом (соответствующая правовая позиция содержится в п. 75 постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 года №25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Ч. 2 ст.

8 закона №44-ФЗ установлен такой законодательный запрет: запрещается совершение заказчиками, специализированными организациями, их должностными лицами, комиссиями по осуществлению закупок, членами таких комиссий, участниками закупок любых действий, которые противоречат требованиям закона №44-ФЗ, в том числе приводят к ограничению конкуренции, в частности к необоснованному ограничению числа участников закупок. К указанным требованиям относятся также требования, содержащиеся в п. 9 ч. 1 ст. 31 закона №44-ФЗ.

Таким образом, оспариваемый муниципальный контракт, который заключен при наличии конфликта интересов между заказчиком и поставщиком, нарушает прямо выраженный законодательный запрет, установленный ч. 2 ст. 8 во взаимосвязи с п. 9 ч. ст. 31 закона №44-ФЗ, тем самым посягает на публичные интересы.

Судом также отмечено, что из-за несоблюдения процедуры закупок нарушаются права третьих лиц – участников закупки, с которыми муниципальный контракт не заключен, вследствие предоставления преимущества лицу, не соответствующему требованиям закона №44-ФЗ.

Учитывая изложенное, суд пришел к выводу о том, что заключенный предприятием и обществом муниципальный контракт в силу п. 2 ст. 168 ГК является ничтожным, как нарушающий запрет, установленный п. 9 ч. 1 ст. 31 закона №44-ФЗ, и посягающий на публичные интересы и права третьих лиц.

Применительно к рассматриваемой ситуации, по смыслу ст.

167 ГК, вследствие недействительности муниципального контракта каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) – возместить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом. При этом применение двусторонней реституции должно обеспечить возврат в первоначальное положение всех сторон сделки.

Источник: https://legal.report/vs-dal-razyasneniya-o-nichtozhnyh-kontraktah/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.