Приватизация сегодня в россии

Как будет проходить новая Великая Приватизация

Приватизация сегодня в россии

2020 год в России пройдет под знаком обсуждения новой приватизации и закончится первыми ее аукционами. Что это даст стране?

Глава Счетной палаты России Алексей Кудрин раскритиковал план приватизации государственного имущества на 2020-22 годы. По мнению высокопоставленного чиновника, одного из лидеров президентской гонки-2024, «РусГидро», «Совкомфлот», «Транснефть», «Ростелеком», «Россети» и Объединенная зерновая компания — это слишком мало.

Да и весь план приватизации до 2025 года, подразумевающий выход государства из примерно половины предприятий, недостаточен для настоящего экономического прорыва.

Занятно, что Кудрин заговорил о необходимости новой массовой приватизации через несколько месяцев после того, как получил право проверять все компании с государственным участием (ранее полномочия Счетной палаты были существенно скромнее).

Если не знать биографию чиновника, можно было бы предположить, что он просто обнаружил неэффективность управления такими организациями и захотел сбросить с государственного бюджета ненужную ношу. Но на самом деле все гораздо интереснее.

Капитализм отстал в дороге

Начнем с констатации самого факта: на 28-м году строительства капитализма мы начинаем передавать предприятия в частную собственность. Это примерно то же самое, как если бы в 1945 году (на 28-м году строительства социализма) Сталин начал серьезный разговор о коллективизации.

Как же так получилось? Были же ваучеры, были залоговые аукционы, были народные IPO — но в результате государство вышло на совершенно социалистический уровень производства 70% ВВП. Что за парадокс?

Первым признаком отката от Великой Приватизации стало «дело ЮКОСа», конечным выгодоприобретателем которого оказалась вполне государственная тогда «Роснефть». Но реальная национализация прокатилась по стране в 2009-2010 годах: спасая в кризис предприятия от разорения, государство в разных формах забирало их себе. Например, в качестве залогов по многочисленным кредитам, которые бизнес был не в силах, а когда и просто не хотел отдать. Тогда, например, оброс «непрофильными активами» ВЭБ, финансировавший крупномасштабные проекты под залог юридических лиц и их собственности. В результате государство приобрело множество организаций, а ВЭБ понес в те годы самые большие убытки среди всех юридических лиц страны. Урок не пошел впрок, и при подготовке сочинской Олимпиады многие подрядчики, в том числе принадлежащие очень уважаемым лицам, даже не планировали возвращать кредиты: куда проще вывести прибыли от госконтрактов и расстаться с отработавшим свое предприятием.

Параллельно скупали активы конкурентов и просто мелочь «Роснефть», «Ростех», «Газпром». А в 2013 году началась зачистка финансового рынка, приведшая к фактической его «национализации» — правда, в интересах не нации, а крупнейших банков и их топ-менеджмента

Так и сложился «социалистический» перекос нашей «рыночной» экономики.

Роль личности в приватизации

Важно, что на расширении приватизационного списка настаивает именно Алексей Кудрин. В годы Большой Приватизации он скромно трудился в мэрии Санкт-Петербурга, где в числе прочего обзавелся доверием Владимира Путина. Но уже тогда Кудрин был заметным экономистом, одним из любимых учеников Гайдара.

И хотя его позвоночник оказался заметно гибче, чем у гуру, определенный набор гайдаровских взглядов Кудрин, безусловно, сохранил.

А главная из гайдаровских аксиом — частный собственник эффективнее, чем государство. Поэтому государству выгоднее раздать предприятия, пусть даже за символические суммы, чтобы потом получать налоги с преуспевающих бизнесменов.

Ибо много налогов лучше, чем мало дивидендов (или иных форм распределения прибыли, которую еще нужно получить).

Логика в этом, безусловно, есть, и подавляющая часть мировой экономики — именно результат работы частных собственников, пусть и зачастую связанной с государственным заказом. Бюрократия — независимо от национальности — не обладает достаточной гибкостью, чтобы создать Apple или «Яндекс». И это правильно, это хорошо.

Инновации и инициатива — дело частного бизнеса, охранение и консерватизм — дело государства. И когда государство берется за вещи, требующие инициативы, оно быстро становится неконкурентоспособным и для сохранения своего доминирования вынуждено использовать силовой аппарат. Что мы, собственно, регулярно и наблюдаем в России.

Забавно, к слову, формируются репутации в нашем мире.

Гайдаровская ваучерная приватизация была какой-никакой, а попыткой, пусть даже чисто формальной, распределить национальное достояние среди народа. Залоговые же аукционы, где нарождавшаяся олигархия получала государственное имущество по сути за государственный же счет — это чистой воды Черномырдин; Гайдар к тому времени уже отошел от государственного управления.

Но при этом у Виктора Степановича репутация твердого государственника, у Егора Тимуровича — продавца Родины

То есть имидж оказался важнее сути. Это хорошо запомнили нынешние правители, старательно подчеркивающие свою простоту и демократичность, избегающие в своих выступлениях экономической «зауми», не брезгующие откровенной вульгарностью.

Ближе к народу — значит вместе с народом: на этой нехитрой подмене понятий построены все остатки популярности власти в России. Кудрин, надо отдать ему должное, пытается держать какой-то уровень, располагая тем самым к себе более-менее интеллигентную публику.

Но если он впрямь хочет стать президентом, а признаков этого достаточно много, ему придется упрощать риторику и открещиваться от звания «нового приватизатора».

Противоестественное партнерство

гнусность российской экономики — повсеместно пропагандируемое государственно-частное партнерство.

Это создание предприятий, где расходы оплачивает главным образом бюджет, а прибыль забирают разнообразные хорошие люди. Так выглядит плодотворное сотрудничество «Ростеха» с Андреем Шипеловым.

Так вокруг Москвы строится несчастная ЦКАД. Так используются государственные доли во многих акционерных обществах.

И вот с этой формой казнокрадства, несомненно, надо бороться самым радикальным образом. Однако Счетная палата, фиксируя в своих отчетах и нецелевое использование средств, и неэффективность использования нецелевого, все же не делает напрашивающегося вывода

Проблема России, унаследованная от американского типа капитализма, состоит в крепком симбиозе государства и крупнейших частных собственников. Настолько крепком, что форма собственности и номинальные владельцы совершенно не важны.

«Газпром», «Аэрофлот», «Сбербанк», «Роснефть», ВТБ, РЖД формально являются акционерными обществами с преимущественно государственным участием, но обслуживают они в первую очередь интересы своего топ-менеджмента.

И если признать эти организации личной собственностью Миллера, Савельева, Грефа, Сечина, Костина, Белозерова, для страны по большому счету ничего не изменится.

Правят, но не управляют

Каким вообще должен быть государственный сектор экономики?

Недра России — ее национальное достояние. Здесь должны работать государственные компании, направляющие часть прибыли на развитие, а остальное перечисляющие в бюджет. Государственные — это не 50-60% в партнерстве со спекулянтами, а полностью, безо всяких акционирований вообще.

Должен существовать государственный банк развития, финансирующий долгосрочные проекты. Собственно, он уже есть, зовут его ВЭБ, и много лет он, как было показано выше, работал насосом по выкачиванию государственных денег в частный сектор без серьезных компенсаций. В то же время только благодаря ВЭБу мы смогли преобразить Сочи и блестяще провести Олимпиаду

Собственно, это всё про коммерцию. С остальным вполне могут справиться частники, особенно если среди них не будет неприкасаемых Ротенбергов, покупающих предприятия у «Газпрома» по символическим ценам и продающих потом ему же по заоблачным.

В ряде жизненно важных отраслей (транспорт, ЖКХ) государство должно иметь реальную, а не формальную возможность влиять на тарифы. Скажем, последние два (январское и июльское) подорожания коммунальных тарифов суммарно должны были поднять цены на 4,1%. По факту у одной из квартир, которые оплачивает автор этих строк, плата выросла на 26%, у другой — на 31%.

То есть когда Путин и Медведев говорят нам о контроле над ситуацией, они понятия не имеют, какова обстановка на самом деле. А значит — не управляют страной. И это лишает смысла все теоретические рассуждения.

Потому что какую бы приватизацию они ни привели, она будет просто передачей государственной собственности в нужные руки, причем, скорее всего, профинансируют эту передачу государственные банки

Открытой и честной приватизации в России не может быть хотя бы потому, что в ней практически нет честно собранных частных капиталов, достаточных для покупки серьезной доли, например, в инфраструктурном монстре «Русгидро».

Список возможных покупателей настолько хорошо известен, вызывает такую идиосинкразию, что относиться к такой приватизации как к возможности действительно что-то изменить в стране — значит быть предельно наивным человеком.

Приватизация части госсобственности полезна России. Приватизация части госсобственности по Кудрину — вредна России.

Источник: https://finance.rambler.ru/other/43064501-kak-budet-prohodit-novaya-velikaya-privatizatsiya/

Власть начинает приватизацию остатков госсобственности

Приватизация сегодня в россии

Российское правительство начало самую масштабную за последние 20 лет приватизацию федеральных государственных унитарных предприятий. Уже до конца 2021 года ФГУПов не останется. Часть ликвидируют или преобразуют в акционерные общества.

А те, которые оставят в госсобственности, станут федеральными государственными учреждениями. Вы это раньше слышали? Да, мы тоже. Так обещали уже не раз. После этого самое вкусное «пилили», а остальное оставили на потом.

Начинается новая распродажа?

Согласно поручению зампреда правительства Дмитрия Григоренко уже до 15 декабря Минфин должен «представить предложения о прекращении специального права (золотой акции) РФ». Например, доля иностранных собственников Сбербанка – 45%.

Как вы думаете, разве им не хочется заиметь контроль над банком, да так, чтобы у государства не осталось особых средств управления? Значительная часть государственных акций, находящихся в федеральной госсобственности, будет передана в «вертикально интегрированные структуры (как правило, крупнейшие добывающие холдинги), госкорпорации, а также собственность субъектов РФ». По масштабам эффекта для реального сектора экономики новая инициатива по приватизации не имеет себе равных. И её сроки весьма сжаты: все решения Минфин, Минэкономразвития, Росимущество и Росреестр должны принять уже до конца 2020 года.

Вышли на торги

Первые ласточки новой волны приватизации госсобственности потянулись ещё в конце прошлого года.

На совещании под началом первого вице-премьера, министра финансов Антона Силуанова рассматривалась возможность продажи 50% акций Россельхозбанка, Государственной транспортной лизинговой компании и Российских ипподромов, 25% РЖД, «ДОМ.РФ», «Росагролизинга», ГЛОНАССа и «Росгеологии», а также 10–15% акций Объединённой зерновой компании, «РусГидро».

А из уставных капиталов «Продинторга» и Новороссийского морского торгового порта было предложено выйти полностью. В текущем году впервые почти за пять лет была проведена приватизация крупной госкомпании – продано свыше 17% акций «Совкомфлота».

Разве не стоят эти активы нескольких процентов доверия власти? Только вот не выйдет ли, что такие резкие действия снизят доверие не на 2–5%, а на один-другой десяток процентов! Помните, сколько сомнений появилось после обнародования цены продажи госпакета прибыльного алмазодобытчика «Алроса» в прошлом году?

Год назад Госдума приняла закон, по которому предполагалось избавиться от ФГУПов до 2025 года.

Однако теперь срок решили сократить? С чем это связано? С тем, что пандемия коронавируса катализировала экономический кризис и тощающий бюджет решено пополнить за счёт продажи государственных активов? Или же с тем, что у кого-то из лоббистов возникло желание решить вопрос с выкупом при высоком рейтинге доверия к текущей власти? Забавно, что одним из пунктов поступившего поручения стала срочная инвентаризация ФГУПов,

поскольку их количество до сих пор достоверно не установлено. По данным Росимущества, ФГУПов в стране насчитывается 626, по данным Росстата – 760, а по данным ФНС – 792 единицы. Понимаете, каков уровень контроля за госсобственностью?

Продадут под шумок

А может быть, нет ничего страшного в том, что часть предприятий перейдёт в частные руки? Так, Счётная палата провела исследования работы ФГУПов, согласно которым 90% госкомпаний в РФ находится в так называемой серой зоне и приносит фактическую выгоду лишь своим руководителям, самовольно завышающим себе зарплату, несмотря на убыточность самих предприятий.

При этом в отчёты для правительства включаются данные только о 10 крупнейших госкомпаниях – деятельность остальных остаётся практически бесконтрольной. ФГУПы разворовывают собственность даже под носом у президента, всплыло хищение 1,2 млрд рублей при реконструкции резиденции Владимира Путина в Ново-Огарёве.

За ремонт отвечали ФГУП «Атэкс» ФСО и ФГУП «Ремонтно-строительное управление» Управления делами президента РФ.

https://www.youtube.com/watch?v=02_qtzKhetg

По теме

Однако исследование Счётной палаты, появившееся как-то очень вовремя, наводит на мысль о том, что таким образом общественность пытаются убедить в необходимости приватизации ФГУПов.

Вот и чиновники уверяют: проданы будут только неэффективные предприятия! Однако мы помним предыдущие волны приватизации и понимаем, что самый большой интерес будут вызывать как раз те активы, которые хорошо работают. Как, например, сейчас собираются продать крымский винзавод «Массандра», по сути, национальное достояние.

В результате всемирно известное предприятие будет приносить прибыль новому владельцу. Если вообще сохранится – не исключено, что будущий хозяин вырубит виноградники и пустит прибрежную землю под застройку.

Сейчас сообщается, что правительственная комиссия отберёт ФГУПы, которые будет решено приватизировать.

Вначале они преобразуются в акционерные общества со 100-процентным участием государства, а затем большая часть их акций будет продана.

Не нужно быть провидцем, чтобы предугадать: на обоих этих манёврах могут хорошо заработать барыши те госслужащие, которые будут определять – что продавать, а что нет.

Не зря один из тех, кто активно выступает за новую волну приватизации, – российский «алюминиевый король» Олег Дерипаска.

«В Китае доля госсектора в 3 раза меньше, чем в России. Пора и нам задуматься о масштабной честной приватизации. Это позволит повысить эффективность экономики и ускорить темпы её роста», – считает он. Что ж, насчёт возможности проведения в нынешней России «честной приватизации», которая-де «повысит эффективность», Дерипаска по опыту 90-х знает хорошо…

Налетай – подешевело

фото: LORI

Кстати, программа приватизации не ограничивается ФГУПами. Уже подписано распоряжение о приватизации до 2022 года более 90 объектов.

В их числе аэропорты Элисты, Магнитогорска, Грозного, Сахалинская энергетическая компания, НИИ «Тест» и предприятие «Севмормонтаж» в Санкт-Петербурге, ПО «Восход» в Хабаровском крае, особое конструкторско-технологическое бюро «Омега» в Великом Новгороде, СКБ «Виброприбор» в Таганроге, НПП «Эталон» в Омске, издательства «Дальпресс», «Кавказская здравница», «Высшая школа», «Советская Кубань», Челябинский дом печати и т.д.

Тем временем Минфин подготовил законопроект, разрешающий приватизацию без предварительного включения в федеральный прогнозный план. Как уточняется в пояснительной записке, речь идёт об объектах стоимостью менее 100 млн рублей и движимом имуществе. Проект закона, как сказано в официальном документе, «направлен на ускорение темпов приватизации».

Тем временем

В Госдуму внесён законопроект, упрощающий приватизацию объектов культурного наследия. Такие поправки в закон о приватизации государственной и муниципальной собственности и Земельный кодекс РФ предложил глава комитета Совета Федерации по экономической политике Андрей Кутепов.

Сейчас по закону разрешена приватизация лишь тех объектов, которые требуют реконструкции из-за неудовлетворительного состояния.

Законопроект от верхней палаты парламента сделает возможным приватизировать и объекты культурного наследия, находящиеся в отличном состоянии, да ещё и вместе с прилегающей к ним землёй.

Президент «Опоры России» (лоббистское объединение малого и среднего бизнеса) Александр Калинин радостно заявляет, что приватизация исторических зданий однозначно востребована и поможет вести туристический бизнес.

Член экспертного совета при Госдуме Николай Калмыков возражает – мол, чрезмерно упрощать эту процедуру и запускать массовую продажу объектов культурного наследия несколько неосмотрительно. Ведь есть риск, что при переходе в собственность исторических памятников доступ к ним граждан будет ограничен.

Как напоминает Калмыков, собственники европейских замков и шале зачастую вовсе не всегда горят желанием водить туда исторические экскурсии. А в наших реалиях проданные частникам дворцы превратятся скорее не в объекты турбизнеса, а в закрытые имения.

Поэтому вместо продажи объектов культурного наследия лучше ввести другие формы – концессии, совместную с государством эксплуатацию и т.д.

Источник: https://versia.ru/vlast-nachinaet-privatizaciyu-ostatkov-gossobstvennosti

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.